Регистрация
Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Бог создал храмы среди буден,
Чтоб усмирить земную тьму,
А горы сотворил, чтоб люди
Не забывали путь к Нему.

(Юрий Ключников

Путешествовать по Индии можно бесконечно, и каждый раз она являет новую грань – если вы, конечно, к этому готовы. Чтобы по-настоящему увидеть Индию и попытаться её понять, надо отказаться от каких бы то ни было ожиданий, распахнуть своё сердце, принять всё как есть, прожить путешествие в режиме «здесь и сейчас». Для кого-то это непосильная задача. Того же, кто справится, ждут невероятные впечатления и открытия.
Одно из моих любимых направлений в Индии – Гималаи. Здесь великое множество потрясающе красивых мест, уединённых храмов, здесь особая атмосфера и особые люди, здесь происходят особые встречи. Я бы сказала, что жизнь в районе горных массивов направлена в себя, а энергетика этих мест подчиняет путника помимо его воли. Подобное чувство я испытываю у «большой воды»: море, океан в первые же несколько дней захватывают меня целиком, и вот уже, не понимая, как это произошло, я живу в его ритме и сохраняю эту сопричастность ещё какое-то время после возвращения в город.

Не раз слышала, что в горах очень важна общая настроенность группы, особенно при восхождении. Если хотя бы один человек не созвучен горам, «блокируют» всех. Я тоже столкнулась с этим когда-то в Тибете, где горы нас не пускали – через болезни, волокиту с разрешениями, непогоду; а потом вдруг путь открылся (но это совсем другая история). Вот и в Индии, наверно, что-то подобное произошло с нашей маленькой группой, хоть ни штурм вершин, ни серьёзный трекинг в наши планы тогда не входил.
Осенью из Дели мы прилетели в Багдогру (Западная Бенгалия). Марш-бросок на джипе до Дарджилинга был не слишком утомительным, хотя в горах, бывает, какие-нибудь 80 км приходится преодолевать за 4-5 часов. Как завороженные, мы изумлялись мастерству и чутью, с которыми наш водитель, непалец по происхождению, огибал нескончаемые повороты серпантина, каждый раз заблаговременно подавая звуковой сигнал, чтобы предупредить возможную встречную машину, не видимую за скалой.

Вечером в Дарджилинге пошёл дождь. Мы сидели на просторной застеклённой веранде с видом на теряющуюся в сумраке Канченджангу – третий восьмитысячник мира (8598 м), священную гору Индии, — пили масалу (горячий чай с молоком и специями) и пытались убедить водителя, что нам утром непременно надо – просто во что бы то ни стало – увидеть предрассветную Канченджангу и другие гималайские вершины с обзорной площадки Тайгер Хилл, что расположена на высоте 2590 м. Да что тут ваш дождик! Подумаешь! Вот у нас осенью дожди так дожди! Наш водитель улыбался и твёрдо стоял на своём – к Тигриному Холму он нас не повезёт. Дождь.
Ночью не спалось. Я оценила спокойный и уверенный отказ водителя – он понимал, в отличие от нас, что сулила начавшаяся накануне непогода. В соседней комнате вода капала на пол, пока хозяин гостиницы не принёс огромное ведро, которое очень быстро наполнялось. Дождь шёл стеной. Мне всегда хотелось узнать на собственном опыте, что это такое – муссон, сезон дождей. Почти удалось. Только в отличие от «нормального» сезона дождей, сейчас было не удушливо жарко, а противно зябко и даже холодно порой. С неба падала вода не переставая, равномерно, в одном темпе, с одинаковой силой. На третий день стало казаться, что это уже не кончится никогда. Мы роптали. Мы не приняли всё как есть, не подчинились. Канченджанга на рассвете нам не показалась ни в первый день, ни во второй, ни в третий. Конечно, мы увидели её потом ещё не раз с других точек, любовались её снежными очертаниями, блестевшими под ярким солнцем или золотившимися под закатными лучами. Видели её и на рассвете, но не с Тайгер Хилл, не в первое утро, не так, как «наожидали» себе.
Когда дождь немного поутих, мы побродили по буддийским монастырям, увидели Пагоду мира, приняли участие в пудже, нам даже доверили отбивать такт некими простейшими ударными инструментами. Прокатились на «игрушечном» поезде Дарджилингской Гималайской железной дороги, который всё ещё курсирует с 1881 года, погуляли по ботаническому саду, сделали небольшие переходы в окрестностях чайных плантаций с видом на чудесные вершины за пеленой то тумана, то дождя, насмотрелись на снежных барсов и рыжих панд в зоопарке, где они живут хоть и в неволе, но на обширном естественном пространстве, не в клетках. Отдельного внимания заслуживает музей Эвереста, находящийся на территории Гималайского института альпинизма, чьим директором долгое время был Тенцинг Норгей, бесстрашный покоритель Эвереста. Кроме альпинистской тематики, здесь много культурологической информации, предметов религии и быта горных народов. Представлен телескоп Carl Zeiss, подаренный Адольфом Гитлером Главнокомандующему непальской армии. Институт проводит курсы альпинизма, а ещё учит выживанию в джунглях и гребле на каноэ; по желанию формируются отдельные женские группы.
Прошло время, я и с какой-то особой теплотой вспоминаю то медитативное состояние, которое находило на меня в Дарджилинге во время дождя – когда выдвинуться никуда было нельзя, а за стёклами веранды небеса обрушивались мокрой прозрачной стеной на землю.

Высота почти две тыщи двести.
Мир земной скользнул куда-то в тень,
Облако ночует с нами вместе,
Зацепившись краем за отель.

Здесь зимой в гостиницах не топят,
Медлю сбросить груду одеял, —
В Индии приезжих не торопят
Вечные законы бытия.
...
Бой* приходит... Мой камин пылает
Пачкой пожелтевших «Дели ньюс».
Дарджилинг, ворота в Гималаи –
Гор и Бога вековой союз

Юрий Ключников, «Утро в Дарджилинге»
______
*бой (англ.) – мальчик, слуга

Есть в Западной Бенгалии местечко Калимпонг, где провела последние годы жизни Елена Ивановна Рерих, продолжая рассказывать миру о Белом Братстве. Никакие расспросы местного населения с упоминанием фамилии Рерих или «белой леди» или «русской леди» и других приходивших в голову возможных ассоциаций не дали результата. Мы не знали, где искать дом Елены Ивановны. Зато, когда было произнесено «Крукати Хаус», нас без труда доставили в особняк со Знаменем Мира на флагштоке и у входной двери. Живущие рядом прекрасно знают, что сюда приезжает много людей, как они уверяют – по большей части западноевропейцев, хотя признают, что русскоговорящие тоже заглядывают. В 1990-е человек, в чьей собственности в ту пору находился Крукати Хаус, собирался его перестроить и открыть гостиницу. Вмешалась итальянка, одна из последователей Учения Живой Этики (зовут её здесь на английский манер «Мадам» или по имени – Франческа), и выкупила дом. Сейчас здесь собираются люди со всего света, разделяющие идеи Рерихов, периодически приезжает Мадам, интересующимся показывают дом, книги, репродукции, рассказывают о жизни, творчестве, путешествиях, исследованиях семьи Рерихов. Из окон особняка открывается прекрасный вид на Канченджангу. Одна из комнат, куда посторонних не пускают, — та, где жила Елена Ивановна и делала записи Агни Йоги. Сейчас в этом помещении медитирует Мадам, когда приезжает из Италии, в остальное время комната пустует, находясь под бдительным оком сотрудников дома.
В пяти километрах от Крукати Хаус находится монастырь Дурпин. На Дурпин Хилл (на территории монастыря) сохранилась белая ступа, какие сооружают в честь выдающихся буддийских святых. На этом месте была кремирована Елена Рерих, в 1955 году ушедшая из жизни в возрасте 76 лет. Памятник известен монахам как увековечивание “рашн леди”, но кто она и почему её почтили как ринпоче, они уже не знают, хоть и продолжают поддерживать ступу и пространство вокруг неё в идеальном порядке.


Когда мы были в монастыре, он утопал в тумане, ступа терялась уже на расстоянии нескольких метров, а потом на пару минут воздух вдруг стал прозрачным, и нашим фотокамерам удалось запечатлеть место последней земной строки Елены Рерих.
Есть в Калимпонге ещё одна интересная усадьба (ныне в запустении) – Гаурипур, где жил Рабиндранат Тагор. Тагор встретился с Рерихами в 1920 году в Лондоне и остался их другом на всю жизнь. Именно он впервые познакомил Индию с творчеством Николая Константиновича. Выдающийся мыслитель, художник, композитор, поэт, драматург Тагор и сегодня почитаем в Индии. В советскую кинографию (фильм «Вам и не снилось») попала песня из «Последней поэмы» Рабиндраната Тагора: «Ветер ли старое имя развеял, Нет мне дороги в мой брошенный край...».

Наш путь лежал дальше в Сикким, на путешествие по этому индийскому штату требовалось специальное разрешение, которое в Дарджилинге мы не смогли получить – контора не работала по непонятным причинам: то ли из-за дождя, то ли из-за затянувшихся праздников или каких-то других местных событий. Поехали окольными путями, чтобы оказаться на том пропускном пункте Сиккима, где выдают разрешения. Удивила «пограничница» хорошим английским и вызвала уважение неподдельным интересом к новым людям, спрашивая обо всём, что мы могли ей рассказать за время оформления документов – о нас самих, о наших странах (Беларусь и Россия) и путешествиях; похвалила  нашу маленькую группку за предусмотрительность – у всех оказались в нужном количестве фотографии и копии паспортов.

Одним из оставивших приятные воспоминания был небольшой монастырь приверженцев бон (бон-по), тибетской религии, предшествовавшей буддизму. Вначале мы неприкаянно послонялись по дворику, заглянули в основную храмовую постройку, понаблюдали за детьми-монахами. Видимо, и за нами тоже наблюдали. Через некоторое время подошёл служка и знаками пригласил следовать за ним, пытаясь показать, что нас где-то ждут. Встретил нас лама, сносно говоривший по-английски, и любезно предложил показать монастырь. Довольно интересно рассказывал о символизме, традициях, о жизни в монастыре, но тут же переставал понимать язык нашего общения, когда появлялись, наверно, слишком глубокие, неудобные или просто «не те» вопросы. Ну да не в обиде – я бы тоже первому встречному не стала выкладывать все секреты. Затем лама пригласил нас на обед и накормил простыми, но сытными блюдами, что было весьма кстати.

В исследовательском институте тибетологии Намгьял (Гангток, Сикким) находится библиотека тибетских манускриптов, где собрана самая значительная коллекция рукописей, вывезенных из Тибета – более 30 000 древних документов, доступных для изучения. Как же мне хотелось хоть одним глазком взглянуть на эти сокровища! Институт также обладает ценнейшей коллекцией танка**, предметов культа и быта, священных реликвий. Если бы я заранее проштудировала информацию об этом заведении – наверняка отвела бы пару дней на выборочное знакомство с этими уникальными экспонатами. А тогда было у меня всего полдня. Я перебиралась от одной танки к другой и возвращалась назад, ходила кругами, радостно узнавала знакомые символы, ужалась бездне того, что мне не было известно. С каким-то вопросом обратилась за помощью к сотруднику. О! Тут-то всё и началось. Мы проболтали несколько часов, он показывал и рассказывал, уловив, что мне действительно хотелось знать. Я в очередной раз мысленно возносила благодарность за возможность свободно общаться на разных языках. Я нашла для себя столько нового и получила столько впечатлений, что потом переваривала всё это оставшиеся полдня. И –да, моё непреодолимое желание увидеть манускрипты сбылось. Мой нечаянный гид сам предложил взглянуть – я даже не помышляла его попросить об этом! – на те рукописи, которые недавно принесли из хранилища для работы. Так неожиданно совсем незнакомый человек за тридевять земель от дома открыл для меня целый мир.
______
**танка – буддийская живопись на хлопковой ткани, шёлке с изображением Будды, Бодхисаттв, мандал.

Сикким предлагает много возможностей для пеших вылазок. Для однодневных прогулок между деревнями чаще всего даже не требуется особый пропуск. Самое популярное направление – от Юксома до Ташидинга. Многодневные походы по гималайскому высокогорью, к священным озёрам и перевалам, к подножию Канченджанги обычно требуют разрешения и проводников и организуются, как правило, местными агентствами.
Гангток – столица индийского штата Сикким – идеальное место для того, чтобы отправиться на трекинг по высокогорным маршрутам, чтобы почувствовать дыхание Гималаев. Всегда можно подобрать тропу по силам, чтобы прочувствовать горы, небо и снежное безмолвие. Но для этого нужен особый настрой, чтобы горы тебя приняли, а ты их слышал, и понимал.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Оставить комментарий

ВАШ ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС НЕ БУДЕТ ОПУБЛИКОВАН.